Борис Лордкипанидзе: «Комментарии к законопроекту, обязывающему мужчин оплачивать аборты»

Член Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Алексей Лысяков заявил, что депутаты рассмотрят законопроект, обязывающий мужчин оплачивать аборты, сообщает «Русская служба новостей».

По словам парламентария, необходимость внесения поправок в действующее законодательство возникла еще весной 2015 года, когда обсуждалась возможность исключения искусственного прерывания беременности из системы ОМС.
«Это привело бы к тому, что кто-то за аборты в итоге должен платить. И по логике, это полностью ложится на плечи женщины. Мало того, что она получает душевную и медицинскую травму, так еще и платить за это обязана, и больше некому, а возможности предъявить претензии, потенциальному отцу у нее нет», – пояснил Лысяков.

Депутат также отметил, что на сегодняшний момент обсуждение возможности исключения абортов из системы ОМС в Госдуме приостановлено.

Тем не менее, многие влиятельные люди, такие, как Патриарх Кирилл, например, настаивают на таком решении. Именно поэтому актуальность вопроса об оплате данной медицинской услуги все еще актуальна.
Лысяков также подчеркнул, что некоторые члены правительства отрицательно отреагировали на его законопроект, отметив, что в законодательстве нет понятий «плод» и «эмбрион».

«Я считаю, что это не препятствует принятию этого закона, так как отцовство можно установить при наличии одной клетки, и нет никакой проблемы провести анализ на этапе плода и эмбриона», – добавил депутат.

Кроме того, по мнению автора инициативы, законопроект повысит ответственность мужчин, которые станут чаще думать о методах контрацепции во избежание нежелательной беременности.

Данный документ будет рассмотрен в первом чтении на заседании Госдумы 1 декабря 2015 года.

Как утверждает Алексей Лысяков, законопроект был разработан в целях сокращения числа абортов в стране, ограждения женщины от насилия из-за недостаточной материальной обеспеченности, усиления ответственности отцов за сохранение здоровья матери и жизни ребенка.

Парламентарий отмечает, что, несмотря на снижение на 30% числа абортов в Российской Федерации за период с 2006 по 2012 год, по экспертным оценкам, их реальное число достигает 5–8 млн в год, поскольку в официальной статистике не учитываются аборты, проводимые в медицинских организациях частной системы здравоохранения.

Лысяков говорит, что при оценке динамики абортов следует учитывать неблагоприятную трансформацию структуры абортов в сторону неадекватного роста доли самопроизвольных прерываний беременности, удельный вес которых за период с 2005 по 2011 год увеличился на 6,6% и составил в 2011 году 17% от их общего числа. Только за 2 года, с 2009 по 2011 год, на 24% увеличилась доля медикаментозных абортов.
— За безответственность мужчин вынуждено расплачиваться и российское общество, — возмущен парламентарий.

По данным социологических опросов, основная причина абортов — недостаточное материальное обеспечение женщины, отсутствие поддержки со стороны отцов будущего ребенка. В результате вся ответственность и за принятие решения об аборте, и за его последствия ложатся на женщин.

При этом более чем в 60% случаев женщины вынужденно идут на аборт, их толкают к этому экономические и социальные причины: отсутствие заработка или низкий заработок, отказ будущего отца ребенка поддерживать беременную женщину и др.

Аборты в России включены в программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи. По данным Минздрава России, примерные расходы на производство абортов за счет региональных отделений Фонда обязательного медицинского страхования составляют до 4 млрд. рублей в год.

Борис Лордкипанидзе советник мал

Законопроект прокомментировал акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук, эксперт по вопросам репродуктивного здоровья, советник полномочного представителя Совета Федерации по взаимодействию с уполномоченным по правам человека в РФ и уполномоченным при Президенте РФ по правам ребенка Борис Лордкипанидзе:

Какими бы, благими намерениями не были движимы инициаторы законопроекта, я склонен думать, что прежде, чем переводить подобную инициативу в плоскость законотворчества, следует обсудить вносимые изменения, в рамках экспертного сообщества, относительно возможности практической реализации, столь непродуманной инициативы, если конечно это не просто вопрос самопиара, а действительно закона, который по логике, должен принести пользу, как минимум, хотя бы женской половине населения страны.

Хотелось бы отметить те проблемы, которые, на мой взгляд, не дадут данному законопроекту не единого шанса на внедрение его в существующее законодательство.

Здесь есть, как юридическая составляющая, так, безусловно, и медицинская. Начнем по порядку.

И так, представим, беременная женщина хочет сделать аборт и не имеет средств на его проведение. На сегодняшний день, подобная ситуация проблемой не является в силу того, что процедура медицинского прерывания беременности входит в программу государственных гарантий и оплачивается из средств фонда обязательного медицинского страхования (ОМС).

Но как утверждают инициаторы законопроекта, не за горами тот день, когда они добьются выведения абортов из системы ОМС и именно в силу этого, вносимый законопроект более чем актуален и позволит снять бремя финансовой нагрузки со случайно забеременевшей женщины и переложить его на плечи отца. Точнее «предполагаемого отца», то есть на плечи человека, на которого женщина укажет пальцем.

Вот тут то, и начинаются проблемы.

Для того, что бы добиться того, что бы, попавший «под колпак» мужчина, действительно законодательно стал ответственным, следует доказать факт его причастности к наступившей беременности, а следовательно потребуется провести генетическую экспертизу.

Обязать мужчину пройти подобную процедуру, можно только в судебном порядке.

Напомню, что сроки проведения процедуры медицинского прерывания беременности в отсутствие медицинских показаний, по желанию женщины, ограничены 12 неделями.
Я склонен думать, что подобное обращение женщины, учитывая загруженность судов, может рассматриваться достаточно долго. Но это еще не самая большая проблема, допустим, что процессы позитивной реорганизации не стоят на месте и проблема решается в течение нескольких дней. Но, это только начало.

И так, у женщины на руках положительное решение суда и потенциальный отец обязан сдать кровь на экспертизу. Далее, возникает  следующая сложность встающая на пути у законопроекта.

Любой человек, который периодически смотрит телевизор, наверно отметил популярность темы установления потенциального родительства по диагностике ДНК и относительную, несложность этой процедуры с точки зрения потребителя.
Но обратите внимание, во всех случаях, которые всплыли в Вашем сознании, речь шла об установлении родительства в отношении уже родившегося ребенка. Что же касается законопроекта, то здесь потребуется проведение подобной процедуры в отношении плода, а не ребенка уже появившегося на этот свет.

И вот тут начинаются настоящие сложности.
Коротко, ознакомлю Вас с существующими возможностями и ограничениями, подобного тестирования.
Существует так называемый «инвазивный» и «неинвазивный» тест.
Возможность проведения подобного анализа существует с 9 недели беременности, причем для «неинвазивного» теста нижняя граница срока в 9 недель актуальна, только если плод мужского пола, а это, уточняется, только в процессе проведения самого анализа, в целом же тест вне зависимости от пола плода, эффективен с 16 недели.
Удобство в том, что для его проведения нужна лишь кровь из вены от потенциальных родителей.
«Инвазивный» же тест, в плане осуществления, гораздо более сложен, требуется проведение прокола стенки живота и стенки матки, длинной иглой, под контролем УЗИ для забора ворсин хориона, что требует проведения процедуры в условиях операционной.

У меня возникает закономерный вопрос, зачем это нужно женщине, которая просто хочет сделать аборт за который, при условии выведения его из системы ОМС, придется заплатить от 1500 до 4000 тысяч рублей в зависимости от региона проживания.

Оставим домыслы в стороне и предположим, что женщина, не щадя живота своего, задалась целью любой ценой заставить заплатить за аборт мужчину, что согласуется с высокой целью инициаторов законопроекта.
Но проблема, следует за проблемой.

Парадокс, но в нашей стране, этот анализ не делается и материал для вынесения окончательного вердикта, должен быть отправлен в Канаду, где с момента поступления материала на исследование понадобится 1 неделя.

Но проблемы и не думают заканчиваться, стоимость анализа я приберег на конец моего повествования, и так, цена эквивалентна 1000 долларам США.

Хочу добавить, что по статистике ДНК лаборатории, около 10-15 процентов проводимых исследований, в случаях, когда женщина уверена в отцовстве своего ребенка, тест с мнением женщины не согласен и дает отрицательный результат в отношении предсказанного ею отца.

А если провести подобное исследование поголовно в стране то, допущу, что около 30% мужчин узнают, что воспитывают не своих детей, даже не догадываясь об этом.
Вообще, на мой взгляд, эта тема, скорее ящик Пандоры.

И так, что за алгоритм и план действий мы получаем на выходе:

Установленный факт беременности, желание сделать аборт, нежелание платить самой, заявление для рассмотрения в судебном порядке с указанием всех возможных потенциальных отцов с привлечением их к судебному разбирательству, что необходимо самой женщине, т.к., в альтернативном случае, если привлеченный ответчик вдруг не окажется причинным фактором указанной беременности, женщине самой придется оплачивать не только аборт, но и судебные издержки, вкупе со стоимостью ДНК диагностики. При этом, не стоит забывать, что возможность проведения аборта ограничена сроком в 12 недель, а так же не будем снимать со счетов, малоприятность пункции матки через переднюю стенку живота, для забора ворсин хориона в условиях стационара, а так же факт того, что женщина обеспечивает её самостоятельно, т.к. для проведения процедуры по полису ОМС на бесплатной основе, должно быть обоснование, входящее в эти самые стандарты ОМС.
Установление отцовства в стандарты не входит, а сама манипуляция может быть проведена бесплатно, только, как процедура подтверждения ДНК аномалий плода, при наличии спорных данных, полученных с помощью других неинвазивных методов диагностики.

Возникает вопрос, а «стоит ли игра свеч».
Уже 1 декабря 2015 года законопроект будет рассмотрен и надеюсь, отклонен при наличии здравого смысла и доброй воли, со стороны депутатского сообщества.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s